alert-erroralert-infoalert-successalert-warningbroken-imagecheckmarkcontact-emailcontact-phonecustomizationforbiddenlockedpersonalisation-flagpersonalizationrating-activerating-inactivesize-guidetooltipusp-checkmarkusp-deliveryusp-free-returnsarrow-backarrow-downarrow-left-longarrow-leftarrow-right-longarrow-rightarrow-upbag-activebag-inactivecalendar-activecalendar-inactivechatcheckbox-checkmarkcheckmark-fullclipboardclosecross-smalldownloaddropdowneditexpandhamburgerhide-activehide-inactivelocate-targetlockminusnotification-activenotification-inactivepause-shadowpausepin-smallpinplay-shadowplayplusprofilereloadsearchsharewishlist-activewishlist-inactivezoom-outzoomfacebookgoogleinstagram-filledinstagrammessenger-blackmessenger-colorpinterestruntastictwittervkwhatsappyahooyoutube

Боевые искусства / ноябрь 2016

Хабиб Нурмагомедов: «Ты не можешь быть популярным и тупым»

Накануне боя Reebok посетил лагерь бойца, чтобы задать ему самые интересные и популярные вопросы наших подписчиков.

12 ноября лучший российский легковес Хабиб Нурмагомедов встретится с американцем Майклом Джонсоном на историческом UFC 205. В данный момент Хабиб проводит финальный этап подготовки в зале AKA American Kickboxing Academy в Сан-Хосе, Калифорния, под руководством одного из лучших тренеров мира Хавьера Мендеса.

Накануне боя Reebok посетил лагерь бойца, чтобы задать ему самые интересные и популярные вопросы наших подписчиков и пожелать удачи перед важным боем.

О приезде в АКА

Первый раз, когда я приехал в Америку, это был 2012 год. После этого боя я понял, что мне нужно серьезно готовиться. Мурад Кештов мне посоветовал, что тебе будет лучше, если ты будешь ездить тренироваться в АКА. Я прилетел сюда, пошел в зал, никого не знал и вот так вот у меня пошло знакомство в АКА. Здесь все очень состоятельные люди, а вы сами знаете, что состоятельные люди все приветливые, общаются, помогают любой твоей просьбе. Очень хорошие люди здесь живут, погода, зал – лучший зал в мире. Я не вижу лучшего зала, например, в Америке, и бойцы, и тренера – все меня здесь устраивает.

О жизни в США

У меня не возникало мысли переехать. Конечно, есть возможность переехать сюда, здесь жить. Но тяги нет. Потому что друзья, родственники, семья, все там. А на чужбине, как на чужбине. На родину больше тянет.

Об отличии тренировок в США и России

Раньше я сам приезжал, я жил здесь в отеле, языка не знал, тренировался с утра до вечера, шел домой, спал, ждал, когда настанет время тренировки. Друзей не было. Но потихоньку появилась возможность братьев подтягивать, друзей подтягивать. Если я раньше мог тренироваться дома, и последний месяц здесь, то сейчас все изменилось. В Дагестане много суеты, покоя нет – видимо из-за того, что стал более узнаваемым. Я люблю тренироваться и сразу идти домой, спать, отдыхать, восстанавливаться к следующей тренировке, а дома этого не получается. Из-за этого последние два года я стал приезжать сюда за 2-3 месяца до боя.

О самых сложных спарринг-партнерах

С Исламом Махачевым, Абубакаром Нурмагомедовым – с ними двумя тяжело. Мы уже работаем больше десяти лет. Всю жизнь, сколько помню, мы тренируемся вместе. Когда человек тренируется долгое время с одним и тем же, он уже знает каждый его ход, все знает и сразу его перекрывает. Вот эти ребята, с кем очень тяжело бывает. Но мы любим это дело. Чем тяжелее тренировка, тем легче бой. 

О миссии спортсмена

Спортсмен  - это не только, когда ты выходишь в клетку, клетка закрывается, и ты там кого-то побил и вышел. Вот, например, Мухаммед Али, - это великий чемпион, я считаю. Он никогда не сдавался. Да, он проигрывал, но так же он выигрывал более серьезные бои, и для своего времени и для своей расы он сделал очень много. У него были за пределами региона очень большие достижения.

О выборе своего пути

В детстве, я помню, я хотел космонавтом стать. Ну, это когда в первом классе спрашивали, а я не знал, что ответить. Я на книге увидел и говорю: «Я хочу космонавтом стать». Мне надо было что-то ответить. И вот когда лет в 15-16 я осознал, что надо что-то выбирать, я выбрал спорт. С детства я тренировался очень тяжело, и было большой ошибкой, я считаю, что я мало времени уделял для восстановления своего тела. Я получил 4 серьёзные травмы, каждая из травм выбила меня минимум на 6-7 месяцев. Последние полтора-два года я прислушиваюсь к своему телу. Я начал больше узнавать, как восстанавливаться. Спорт меня научил дисциплине, и быть честным перед собой и перед другими.

О важности учебы

Я получаю в соцсетях сообщения: ты ли ведешь свои страницы? Вот сложилось у людей такое мнение, что если спортсмен, тем более с наших краев, то он не может писать правильно, ставить запятые и так далее. Все мысли мои, и все что пишется, это я пишу. С языками и с правописанием у меня все хорошо. Я просто в детстве не понимал и думал, зачем меня заставляют учиться. Ты же тренер. Потому что язык и историю, и географию, и орфографию русского языка, своего родного языка, все это ты должен знать, обязан знать. Потому что ты не можешь быть популярным и тупым, особенно, когда ты выходишь в люди. Я спокойно понимаю, когда разговаривают на турецком, нормально понимаю, когда разговаривают на арабском.  Я знаю аварский, русский и английский, могу писать и читать. Отец хорошо меня подготовил к суровой взрослой жизни, к правильной взрослой жизни. 

О высшей цели

Человек моего уровня должен приносить пользу обществу. Если человек сам живет для себя, имея большие возможности, то у этого человека мертвое сердце.

О мотивации

У меня в душе такой огонь, я думаю это с рождения. Отец у меня до сих пор борется, тренируется, занимается. Есть много вещей, которые меня мотивируют. Первая – я считаю, если я начал, то я должен дойти до конца, конечно, нет гарантий, что я смогу, но я ни о чем не жалею. Будем идти до конца: получится, значит, получится. Не получится, значит, будем стараться.

О критиках

Я спокойно отношусь к критике, и когда меня критикуют, я думаю об этом. В основном для меня самый большой критик – это мой отец. После ТиБао я ему позвонил радостный, что я выиграл. Первое, что он мне сказал, это замечания по бою, рассказал, какие были ошибки у меня. Я люблю, когда меня критикуют, если критикуют, значит и правда есть минусы. Человек не может быть идеальным, все мы совершаем ошибки.

О страхе поражения

В детстве отец меня постоянно заставлял участвовать в турнирах и по дзюдо и по вольной борьбе, и вообще по всем видам спорта. В детстве я очень много проигрывал. Помню за одну неделю, нет, за 10 дней, я проиграл 3 турнира по дзюдо. Я спрашивал [отца], зачем ты пихаешь меня туда, я ведь проигрываю. Я только начал заниматься дзюдо. Сейчас я оглядываюсь назад и понимаю, что соревновательный опыт ничем не заменить. Когда ты выступаешь перед публикой, это очень сильно влияет на твою психологию, так скажем.

Об уличных драках

Когда тебе 17 лет, ты только тренируешься, очень много энергии, ты думаешь, что ты уже взрослый, приходилось драться много раз. Потом, со временем, дома отец уже стучал по голове и не пускал драться, он говорил: «Ты не можешь драться с другими, потому что ты тренируешься с профессионалами, ты можешь нанести серьезный ущерб другим». Если все это использовать на улице против незнающего человека, то это может все очень серьезно обернуться.

О становлении бойца

Ты должен выступать по любителям, драться, драться, драться…и когда ты поймешь, что ты среди любителей лучший, ты должен начать потихоньку выступать среди профессионалов. У тебя минимум 7-8 лет должен быть багаж по любителям, это минимум. Ты должен минимум 200-250 раз подраться по любителям, чтобы выйти уже готовым на профессиональном уровне. Это тот путь, который  я прошел.

О величии чемпиона

Я не считаю себя великим чемпионом, но я определенно мог бы им стать, потому что у меня есть все для этого. Но также я понимаю своей головой, что в один день придет более молодой, более мотивированный, более сильный и может выиграть.

О выборе вида спорта

Я не думал, что могу дойти до такого уровня. Я тренировался в вольной борьбе, дзюдо, боевом самбо. В боевом самбо, когда у меня пошло, я понял, что смешанные это мое. Когда бьют, бросают, душат, думаешь, где нужно дух включать. Я, конечно, очень люблю борьбу и смотрю до сих пор, слежу, но когда тебя начинают бить по лицу – это уже вообще другое. Там уже другие мозги нужны.

О финале

Что я начал, я должен пойти до конца. Конечно, нет гарантий, что я могу дойти до конца. Есть определенные сложности. И ты можешь не стать чемпионом. Я очень много сил пота, крови, положил на этом пути. Я не о чем не жалею. Будем идти до конца, получится – получится, не получится – значит, будем стараться.

Боевые искусства / ноябрь 2016